Николь (nikolkaya) wrote,
Николь
nikolkaya

Для меня Киев - это город, где я потеряла невинность

Да. И еще домик на Андреевском спуске.
Мы с сестрой сразу разделили обязанность - я буду ездить в Крым, она - в Киев. Спросите - зачем? Я вам отвечу - за наследством. Я четыре раза уже съездила. Теперь очередь сестры - она сегодня впервые отправилась в Киев (после смерти отца). Пусть ей будет удача. Половину документов она в запарке забыла, но я завтра вышлю ей все EMS-почтой.

И цитата: "Все булгаковские дороги в Киеве ведут к дому № 13 на Андреевском спуске. Писатель, тоскуя по родному городу на чужбине, поселил героев своего первого романа по одному из самых дорогих ему адресов — в «дом постройки изумительной». Долгие годы здесь теснились коммуналки, а сейчас в доме снова срослись два мира: мир Булгаковых и мир Турбиных."

Не знаю, как остальное будет другим интересно, но буду цитировать мемуары нашего деда в основном для сестры (prosto_gost), чтоб ничего не забыла.

"...Жили мы у моего деда с материнской стороны - Михаила Кирилловича Синчилло. Дед был художником, киевским потомственным мещанином, владельцем небольшого дома по Андреевскому спуску... Во дворе, застроеном флигелем, кузнецей, сараем и погребом, росли старые груши, уцелевшие от когда-то бывшего здесь сада..." (это, чтоб она понимала, что надо фотографировать)

*3-я страница утеряна, или я не нашла*

"...В субботу, после бани, начиналась разухабистая гульба. Пили на умор, заедали жирно и обильно, орали похабные песни, заводили пьяные, невесть по какому поводу возникающие ссоры, и под конец возникала дикая драка... В эти минуты всяк прятался, кто куда мог. Разборонять их никто не решался, так как подобная попытка явно угрожала жизни любому... Городовой старался не попасть в извивающуюся и орущую кучу, а бегая вокруг нее, издавал из своего свистка надрывные переливчатые звуки. Драки эти стихали так же внезапно, как и возникали. То же повторялось и в воскресенье, но не после бани, а после того, как вся артель, отстояв чинно и степенно воскресную службу в Андреевском соборе, возвращалась домой.
...В понедельник староста завязывал в красный платок золотую десятирублевку, брал штоф водки и направлялся к городовому. Так вносилась мзда за то, что городовой соблюдал нейтралитет и никого из дерущихся не уводил в участок..."

Речь про сапожников, тех самых сапожников, про которых Булгаков в романе "Дни Турбиных" писал "эти сапожниковы дети..." Сапожники жили в подвале дома нашего прапрадеда Синчилло, а Булгаков снимал флигель в этом же доме. В том же 1906-м году, когда Булгаков поселился во флигеле дома 13 на Андреевском спуске, родился наш дед - Якутович Вячеслав Петрович. И в том же 20-м году, когда булгаковские Турбины... все помнят, что там было у Турбиных, когда свалил Гетман и наступал на Киев Петлюра, - наш дед (в возрасте 14-ти лет) бежал из родного дома ранним утром через окно, чтобы с шашкой наголо вступить в ряды Красной армии. В тот самый день, когда вся семья потомственного мещанина Синчилло валила в Одессу, торопясь на последний пароход, отправляющийся в Константинополь...

Короче. Если кто подумал, что мы претендуем на домик на Андреевском спуске - он ошибается. Там "раньше теснились коммуналки", а теперь - "срослись два мира: мир Булгаковых и мир Турбиных" - музей. (Эля! - сфотографируй!)
Мы претендуем на миллион долларов и домик на Сене, оставшиеся в наследство от младшего брата нашего красногвардейского деда - дядюшки Мишеля, который в 1920 году уехал с родителями в Константинополь, и умер недавно в возрасте 89-ти лет в Париже.
Tags: личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →